UK Garage, 2-step Garage & 4x4

Логин (e-mail)     Пароль     
вспомнить пароль
Логин (e-mail)    
Имя    E-Mail    Пароль   
  регистрация  вход 
 
 
 
 
СТАТЬИ
 

Happy Days, лондонская воскресная сцена и рождение UK Garage

 
Happy Days, лондонская воскресная сцена и рождение UK Garage Это началось, как скромные афтепати воскресным утром, но быстро породило целый ряд подобных мероприятий и дало импульс одной из самых важных, с культурной точки зрения, музыкальных сцен Лондона. Тем не менее, более чем два десятилетия спустя, влиянию Happy Days редко отдаётся должное уважение.

Happy Days возникли из AWOL, легендарного мега-рейва под крышей, который правил хардкор сценой Лондона в начале 90х годов. Такие пионеры драм'н'бэйса, как Kenny Ken, Randall и Mickey Finn были его резидентами. Атмосфера в клубе была нервной, а музыка маниакальной - прото-джангл. Во время закрытия периодически начинался хаос, когда рейверы возвращались к своим машинам и находили их отбуксированными рыночными торговцами.

На фоне гремящего брейкбит безумия в AWOL было и второе помещение, отдающее предпочтение американскому хаусу и гаражу. В 1992 году Мэтт 'Jam' Ламонт был всего лишь одним из сотен молодых ребят, пытающихся убедить промоутера этого места Тими 'Ram Jam' дать ему шанс. "Я умолял его просто дать мне полчаса во второй комнате," объясняет Мэтт 'Jam'. "Я буквально повис на нём. И в конце концов услышал: 'Ладно. Только отвали от меня'. Я играл два с половиной часа, и так стал их резидентом."

Тими оставил AWOL в 1993м, чтобы запустить Happy Days. Идея была проста: Почему бы не организовать афтепати, чтобы поймать толпу покидающую Ministry Of Sound? Ministry в то время был, пожалуй, лучшим клубом в Европе. Ода Нью-Йорку, Ministry пытался импортировать очарование и выдержку Paradise Garage в серое пространство южного Лондона, известного в основном своей огромной кольцевой развязкой. Клуб даже купил звуковое оборудование идентичное тому, что стояло в Garage и убедил крестного отца хауса из Нью-Джерси Тони Хамфриса (Tony Humphries) стать резидентом. Ministry быстро сделался образцом для подражания и «американскость» этого места отличалась от всего того, к чему привыкли британские клабберы.

Happy Days, на контрасте, были типично британской вечеринкой. Их домом стал Elephant & Castle - приличный, но вообщем-то ничем не примечательный паб с большим стеклянным фасадом. Тими сделал его клубом, просто поставив там хриплую звуковую систему. С самого начала паб оказался забит под завязку. "Очень умно было сделать его прямо по соседству с Ministry," вспоминает Мэтт. "Если бы он был на милю дальше, то тогда люди, возможно, раздумывали бы куда пойти. Ministry заканчивало в 9, а Happy Days открывались в 10 и работали до 2. Люди привыкли, выходя из Ministry, садиться и ждать, когда откроется Elephant".

В этом районе были и другие афтепати, но в силу своего расположения Happy Days быстро стали самой популярной. Из-за избытка народу Тими даже договорился с пабом через дорогу Charlie Chaplin. "Предположительно Elephant вмещал 200 человек, но туда набивалось 400," говорит Мэтт. "Если вы выходили, вернуться обратно было очень трудно." Те кто всё-таки пробирался внутрь оказывались в условиях парилки и вероятность получить пинту в баре у них была очень мала.

Диджеи на Happy Days играли музыку по особенному. Записи Керри Чандлера (Kerri Chandler), MK и E-Smooth были популярны как в Ministry, так и в Happy Days, но там где Тони Хамфрис отдавал предпочтение стонам соул-див, британские диджеи играли даб-версии. И, что ещё важнее, резиденты - Мэтт 'Jam', Микки Симмс (Mickey Simms) и Джастин Кантор (Justin Cantor) - играли хаус на гораздо большей скорости, чем американские жокеи. "Эти люди тусили с 10 вечера до 8 утра в Ministry, так что я просто не хотел играть на 120 ударах в минуту," вспоминает Мэтт 'Jam'. "Их надо было немного приободрить. Это было главной причиной почему я начал ускорять свои записи - я хотел сохранить настроение."

Возможно что-то особенное витало в воздухе начала 90х - хотя, скорее всего, дело было в таблетках - но темп почти всей танцевальной музыки в Великобритании стремительно ускорялся. (Хардкор/джангл сцена уже почти слышала подкрадывающиеся от 140 до 160 и более.) Даб миксы Masters At Work, сыгранные с питчем на +8, были особенно популярны в Elephant & Castle. Результатом стала отвлечённая, ускоренная версия нью-йоркского гаража, идеально подходившая для уставших танцоров, пытавшихся найти второе дыхание в 10 утра. Это был тот самый «первичный бульон» из которого будет развиваться британский гэридж.

Это звучание Мэтт уже слышал в своей голове за несколько лет до: The Jam Experience 'Feel My Love', созданный в 91ом, имел сложные ударные, порезанный вокал (встречавшийся в более сырых ответвлениях нью-йоркского гаража, но в 'Feel My Love' он звучал с огромным искажением) и уникальный британский бэйслайн, который в последствии станет столь популярным. Гараж до этого момента в основном был отполированным, гладким и душевным. У этой же музыки были дурные манеры (в хорошем смысле).

Неудивительно, что этот тяжеловесный бас многим обязан связям Мэтта с хардкор тусовкой. "Один из моих друзей, драм'н'бэйс продюсер Blame, пришёл ко мне домой. Он слушал трек над которым я работал и всё время повторял: 'Добавь басов, добавь басов!". Когда я играл этот трек в Elephant & Castle окна начали трястись. Владелец паба вдруг подбежал ко мне и стал кричать, чтобы я убавил бас. Это был первый в истории британский гаражный трек."

Успех Happy Days быстро породил новые воскресные вечеринки и вдохнул жизнь в существующие. Скоростной, громкий гараж становился новым клубным саундтреком. Park в Кеннингтоне, другой южно-лондонский паб, пользующийся дурной репутацией, начал открываться в 4 вечера. Когда тот закрылся многие перебрались в Caf? De Paris или The Gass Club, возможно, наиболее запомнившиеся всем клубы раннего гэриджа. За год появилась прочная воскресная сцена. Тусовка состояла как из чёрных, так и из белых, почти все выходцы из рабочего класса и, самое главное, что все «в теме». Здесь вы могли увидеть не спавших с прошлой ночи клабберов, танцующих рядом с гангстерами. Как вспоминает Creed, "Как будто мы были частью тайного общества."

Creed, первый гэридж MC, знает историю воскресной сцены лучше, чем кто-либо ещё. Он был частью всех ранних UKG вечеринок, включая и Happy Days. Как и большинство участников сцены, к моменту появления гэриджа он был рейвером на протяжении многих лет. "Публика на воскресной сцене была старше. Люди по 40 и 50 лет. Не поймите меня неправильно... да здесь были люди 20ти с лишним, но в большинстве своём всем было за 30. Мужчины одевались в брюки, костюмы, красивые рубашки. Девушки были на каблуках и всё такое. В этих клубах царил роскошный образ жизни. Вот откуда всё это пришло."

Creed стал MC ещё во времёна эйсид-хауса. В отличие от многих своих сверстников он никогда не стремился в хардкор или джангл тусовку, а предпочитал грувы хаус музыки. Он даже иногда принимал участие в гаражном танцполе на AWOL. "В то время в кругах, в которых я общался, вообще не было MC. Хаус диджеи не привыкли, а скорее даже не хотели работать с MC. Моей главной фишкой было, что я не пытался показать толпе, что здесь есть MC. Я не пытался отобрать внимание у диджея. Я просто пытался вписаться в музыку, просто стелить на бит там, где для этого было подходящее место. Самым лучшим комплиментом, который мне говорили, был: 'Чел, я думал, что ты был на записи.' " Если бы не Creed, вряд ли бы MC стали такой существенной частью гэриджа.

По сути воскресная сцена была группкой единомышленников, объединённой одной идеей. Норрис 'Da Boss' Виндросс, Daryl B, Доминик 'Spreadlove' и Hermit были всего лишь создателями раннего гэриджа, которые сменяли друг друга во всех этих местах. В такие клубах, как Ministry были свои собственные резиденты, и они не собирались давать шанс новичкам, так что UKG диджеи сами сделали себе имя.

Единственным местом поддерживающим британский гэридж было пиратское радио. Girls FM и London Underground, перешедшие на новое звучание британского хауса, к тому моменту уже были достаточно известными пиратскими станциями.

В начале 90х на лондонском пиратском радио было очень много джангла, но даже самые оголтелые джангл пираты оставляли место для расслабляющих шоу с хаусом и rare groove. Когда появилось более быстрое и более бас-ориентированное хаус звучание, оно просто лучше соответствовало атмосфере пиратского радио, чем лощёный звук американского вокального хауса.

К 1994 году продюсеры стали делать треки ориентированные на воскресную сцену и пиратское радио. Грант Нельсон (Grant Nelson) со своими релизами на Nice 'N' Ripe больше, чем кто-либо ещё усовершенствовал эту эстетику: порезанный вокал, тяжёлый саб бас, энергичные, сильно свингующие снейры и назойливые, порхающие хай-хэты. Вскоре диджеи и продюсеры за пределами воскресной сцены начали обращать внимание на британский гэридж. Мэтт 'Jam' познакомился с Карлом 'Tuff Enuff' Брауном, бывшим инженером хардкор проекта Double Trouble, и из этого знакомства родилось взаимодействие между ритмами американского хауса и басовостью британского рейва, названное Tuff Jam.

Между тем Happy Days набирали мощность. И за 18 месяцев вечеринка переехала из Elephant & Castle в паб побольше Frog & Nightgown, а затем в The Arches: похожее на пещеру, складское помещение на 1000 человек. В самом месте не было ничего необычного. В публике было. Там была праздничная, гедонистическая атмосфера, создававшая ощущение жизни одним моментом. Факт того, что большинству людей надо было на следующий день на работу не особо влиял на происходящее. Мэтт 'Jam' не скрывает, что: "The Arches был лучшим UKG местом в истории этой музыки." Spoony также вспоминает The Arches с любовью. Как он рассказывает Биллу Брюстеру в книге The Record Players, "Ты чувствовал это. Ты чувствовал атмосферу так, что её можно было разлить по бутылкам. Ты открывал дверь, делал глубокий вдох и на тебя наталкивались люди, танцующие на 500 процентов. Никто не смотрел по сторонам, не заботился о том, кто был рядом. Ты всегда чувствовал, что сет будет крутой, потому что атмосфера не позволит тебе ошибиться."

Единственный клуб, который мог соперничать в 1995 году по популярности с Happy Days был The Gass Club. Здесь Доминик 'Spreadlove' играл ранний британский гэридж, разухабистый нью-йоркский хаус и рейв гимны вроде Lenny De Ice 'We Are I.E.'. Внедрение брейкбита в гэридж миксы стало предвестником 2-step, который начнёт править сценой в 98ом. Предположительно выражение 'Speed Garage' принадлежит Тодду Терри (Todd Terry), приехавшему из Америки в The Gass. В 1995 году 'день отдыха' был обычной рутиной для всех, но только не для многих лондонцев. Воскресная сцена больше не была только для своих или для не желающих спать рейверов. Для многих эта ночь стала самой важной на неделе. Понимание насколько далеко ушёл гэридж от своих американских корней пришло, когда Тони Хамфрис был приглашён играть в The Arches. Как вспоминает Мэтт, "Мне нравится Тони Хамфрис, но проблема была в том, что Тони очень любит вокал. В Arches господствовали более быстрые и дабовые вибрации. Люди даже не дали ему шанса. Как только он поставил первую пластинку люди стали орать: 'Давай, ускорь его!'. Тони, к его чести, просто продолжил играть. Это было совсем не в том месте не в то время".

Для многих этот период в 95ом до сих пор остаётся точкой наивысшего подъёма британского гэриджа. По сей день существует очень успешная ретро-гэридж ночь, называющаяся просто 'Back To 95'. Наряду с Happy Days, The Arches приняли у себя и первую вечеринку Twice As Nice, прежде чем она переехала в The Coliseum, а затем в The End. Продвигаемая Стивом Гордоном (Steve Gordon), Twice As Nice вывела воскресную сцену на совершенно новый уровень, привлекая 1500 человек еженедельно. Больше, чем просто популярная вечеринка, Twice As Nice поймала дух британских субкультур. В конце 90х вряд ли можно было найти клуб лучше. Дэвид Бекхэм даже сыграл диджейский сет там (b2b с Дэйном Боуэрсом (Dane Bowers), что уже стало темой для анекдотов).

Эта страница истории британского гэриджа Эта страница истории британского гэриджа общеизвестна. Но историю первых клубов и вечеринок знают гораздо меньше. Happy Days, безусловно, были важной частью того, что сделало воскресную сцену тем, чем она стала. Без этого британский гэридж, его культура и особое мироощущение, возможно, были бы совершенно другими.

Текст - Стивен Титмус для Red Bull Music Academy
Перевод - Monk & Riddle, THE | SOUND
29 февраля 2016
 

Добавить комментарий

 
Чтобы оставлять комментарии на сайте нужно войти на сайт или зарегистрироваться.


Комментарии

 
AtraNG
 
слушать музыку не только "вживую", но в наушниках http://beatsbeats.ru/
30 июня 2016

 
 
 
 
МИКСЫ
 
 
ТРЕКИ
 
 
cd1d0a32
 
Обратная связь
 
Copyright © 2001—2020 2step.ru

  Яндекс цитирования     Рейтинг@Mail.ru

}